Малый биографический словарь Прикамья

Всеволжский Всеволод Андреевич (25.10.1769 — 28.04. 1836)

Всеволжский Всеволод Андреевич

Происходил из рода Всеволожских, которые, согласно официально признанной родословной, «причислились задним числом к роду Всеволожей»[2]. Младший сын пензенского воеводы, надворного советника Андрея Алексеевича Всеволожского (1723–1774), участника переворота 1762 года, погибшего во время восстания Пугачёва. Четырёхлетнего Всеволода с двумя старшими братьями и двумя сёстрами спас верный слуга.

«Службу» в армии начал в 13 лет, будучи причислен сержантом в 1782 году к лейб-гвардии Преображенскому полку. В 1785 году был переведён вахмистром в лейб-гвардии Конный полк.

В 1790 году, будучи небогатым гвардейским подпоручиком, Всеволожский женился на внебрачной дочери бывшего фаворита императрицы Елизаветы Петровны, бывшего астраханского губернатора (1763–1773), бывшего сенатора (1773–1780), генерал-поручика (1780) Никиты Афанасьевича Бекетова (1729–1794) и получил за нею в приданое двух крепостных и «бриллиантов в разных вещах на 15 228 руб., жемчугу на 1150 руб., серебряных вещей на 6450 руб. 84 коп., да деньгами и векселями 77 245 руб.». 3 июня 1791 года он приобрёл у друга своего дяди, князя А. А. Вяземского на имя и за деньги своей жены землю, 359 крепостных, остров Тюлений и каспийские рыбные промыслы при селе Чёрный Рынок в устье реки Прорвы (рукав Терека) в Кизлярском уезде Кавказской губернии (ныне село Кочубей в Дагестане), всего 127 вёрст береговой черты.

В июле 1794 года тесть Всеволожского умер, оставив его жене состояние, приносящее сотню тысяч рублей годового дохода. Ранее Всеволожскому от тестя достались по дарственной Астраханские рыбные промыслы между устьями рек Чулпан и Каныча, земли при сельце Образцово и деревне Самосделке Астраханского уезда, три дома в Астрахани с землями при них и «Контора управления рыбными промыслами Бекетова-Всеволожского» с активами на 200 тысяч рублей[3][4].

В октябре 1796 года он стал наследником колоссального состояния своего дяди, сенатора Всеволода Алексеевича Всеволожского (1738—1796), полученного им от императрицы Екатерины II за участие в перевороте 1762 года. Дядя оставил Всеволожскому около миллиона десятин земли, рудники, заводы и промыслы в Соликамском уезде Пермской губернии, среди них Чусовские, Лёнвенские, Новоусольские, Зырянские и Орловские соляные промыслы, Пожвинский чугуноплавильный и железоделательный заводы с деревнями, Елизавето-Пожевский железоделательный завод, Кизеловский рудник и около 10 тысяч крепостных, а также обширные земли в Московской губернии, в Богородском уезде — деревня Буньково и 1600 крепостных, во Владимирском уезде — деревня Зуево (25 дворов), два дома в Нижнем Новгороде с землёй и прядильной фабрикой и каменный дом в Москве на Пречистенке.

За время службы в армии В. А. Всеволожский «в походах против неприятеля не был». Вышел в отставку в чине гвардии ротмистра 13 декабря 1796 года, практически сразу после восшествия на престол императора Павла I, установившего в Конной гвардии жёсткую дисциплину[5].

До 1812 года Всеволожский жил в Москве. При приближении французской армии В. А. Всеволожский отправил в ополчение 45 своих крепостных из Богородского уезда, 300 крепостных из Пермского имения, пожертвовал обмундирование для 2000 нижегородских ополченцев, а сам перебрался в Казань, а затем в заводской посёлок Пожва на Урале. В 1818 году он поселился возле столицы, на мызе Рябово в Шлиссельбургском уезде.

Всеволожский активно занимался предпринимательством. Управляющим Пожвинским горнозаводским округом В. А. Всеволожского был уникальный местный гидротехник-самоучка, крепостной Василий Петрович Воеводин (1764–1829), под руководством которого в период 1804—1818 годов был достроен Елизавето-Пожевский, а также построены Марьинский, Александровский, Майкорский и Всеволодо-Вильвенский железоделательные заводы. В 1826 году Всеволожским началось освоение Всеволодо-Благодатских золотых приисков на реке Стрелебной в Верхотурском уезде Пермской губернии[6].

С 1810 года на Пожвинском заводе В. А. Всеволожского работал по контракту французский профессор математики, механик Жан-Батист Пуадебар (1761–1824). В 1811 году он изобрёл кабестан — вертикальный ворот, приводимый в движение лошадьми, на основе которого построил первые в России суда на конной тяге. В том же году три коноводные баржи, гружённые солью, пройдя по Каме и Волге успешно прибыли на ярмарку в Нижний Новгород. Несмотря на полученную им 29 мая 1814 года десятилетнюю привилегию на постройку таких судов, которая является первым в истории России патентом, от Всеволожского за использование своего изобретения, сэкономившего помещику значительные средства, Пуадебар получил лишь заёмное письмо, под которое его никто не хотел ссужать деньгами и умер в 1824 году в абсолютной нищете[7].

В 1815 году в Пожву по приглашению Всеволожского приехал работать в должности главного механика завода, выдающийся русский изобретатель, инженер и конструктор Пётр Григорьевич Соболевский (1782–1841), который наладил газовое освещение производственных помещений, провёл первые в России опыты по пудлингованию железа и построил два первых парохода на Каме, на одном из которых Всеволожский совершил в 1817 году поездку в Казань.

25 мая 1818 года В. А. Всеволожский приобрёл близ столицы за 360 000 рублей у Алевтины Толстой мызу Рябово и стал её одиннадцатым владельцем. Ему досталось обустроенное имение с деревянным господским домом, стоящим на горе, десятком деревень, чуть более 8000 десятин земли и 454 крепостных мужского пола с семьями[13]. В мастеровом цехе из местной болотной руды наладил производство сельскохозяйственных орудий, провёл газовое освещение. Высаживал сахарную свёклу из которой для нужд своей семьи производил сахар. На приусадебных территориях был разбит большой сад и возобновлена оранжерея для выращивания овощей и фруктов, там росли диковинные цветы и редкие для наших широт виноград, персики и цитрусовые. Перестроил усадебный дом. Перевёз из своего пермского имения крепостной театр и хор.Тогдашние драматурги — Н. И. Хмельницкий, Ф. Н. Глинка, И. А. Крылов, А. А. Шаховской, И. П. Мятлев — писали для его крепостной труппы комедии, водевили; музыку для куплетов составляли А. Н. Верстовский и Л. В. Маурер, часто аккомпанировал на гитаре замечательный виртуоз С. Н. Аксёнов. Оркестр его считался одним из лучших в России, а в домашних квартетах по четвергам, посещаемых всей знатью, играли самые выдающиеся музыканты, находившиеся в Москве в то время.

Летом в Рябово съезжался аристократический Петербург, в числе гостей были композиторы М. И. Глинка, А. А. Алябьев и А. Н. Верстовский, скульптор Ф. П. Толстой. При нём мыза Рябово стала известна и за пределами России. Внедрял на своих землях искусственный дренаж и орошение почв. Современники восхищались не столько красотой усадьбы, сколько отлично налаженным хозяйством.

Ещё при жизни В. А. Всеволожского мыза была заложена за 200 000 рублей. После его смерти в 1836 году, выяснилось, что только казённых долгов Всеволожского осталось «три миллиона сто восемьдесят восемь тысяч семьсот семьдесят три рубля сорок пять копеек; да частных долгов разным лицам, по закладной на Рябово и по обязательствам до миллиона пятисот тысяч рублей», вследствие чего имение отошло в казну[14].

Похоронен на Охтинском кладбище[12




Интересные факты:Став одним из самых богатых людей в России, Всеволожский получил прозвище «Петербургский Крёз». В аристократическом кругу он слыл настоящим русским барином, хлебосолом и театралом. В его имении часто гостили тогдашние знаменитые художники: Босси, Дж. Дау, Дезарно, позднее Тропинин. Всеволод Андреевич принадлежал к числу удивительных оригиналов своего времени: его замечательные чудачества, в том числе и диковинные «домашние ярмарки», описал М. И. Пыляев[15]:

Гостей к нему съезжалось в день его именин несколько сот человек, и для всех были устроены особые помещения, причем приняты были меры, чтобы привычки каждого гостя не встретили ни малейшего стеснения, почему предварительно собраны были самые точные сведения от прислуги о привычках их господ и что для каждого нужно. Трудно теперь поверить, что одной прислуги у Всеволожского было до четырёхсот человек. Конюшни его вмещали до ста двадцати породистых лошадей; экипажей тоже было не менее ста. Когда Всеволожский жил на даче, за стол ежедневно садилось не менее ста человек. Он ежегодно поздравлял императрицу в день Нового года по русскому обычаю, поднося на золотом блюде персики, сливы, виноград и ананасы.


https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D1%81%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B6%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%92%D1%81%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B4_%D0%90%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87